Grzegorz (grzegorz) wrote,
Grzegorz
grzegorz

Массовые пытки и убийства: так коммунисты создавали СССР

Originally posted by kaminec at "Штаб 2-го полка превратился в помещение пыток и застенок времен дикого деспотизма"
Обзором крестьянских антисоветских выступлений на Урале и в Рязанской губернии можно, пожалуй, завершить тему восстаний русского крестьянства против коммунистического режима.
Близкая к Москве, считавшаяся у большевиков "умиротворённой" Рязанщина и далёкий самобытный Урал одинаково отреагировали на антинародные эксперименты коммунистов. Впрочем, как и вся остальная Россия, охваченная в 20-х годах прошлого века крестьянской войной с советской властью. Характерно, что читая откровения активистов коммунистического режима о методах насаждения диктатуры ленинцев и на Урале и на граничащей с Рязанской губернией Тамбовщине, мы встречаем и тут и там характеристику действий красных как "бесчеловечные репрессии времён средневековья". Эти признания самих же коммунистов дают право утверждать, что советский режим - оккупационная власть кучки подлецов, завоевавших Россию путём невиданного террора. И тут и там мы видим, что вызванные произволом и преступными действиями советских властей крестьянские восстания жестоко и кроваво подавлялись иностранными наёмниками большевиков - отрядами так называемых "интернационалистов" (в основном, латышами, эстонцами, китайцами и мадьярами).
Из большого числа публикаций в нашем жж, посвящённых крестьянским восстаниям против советской власти, ясно, что крестьянство, вслед за другими слоями русского общества - казачеством, интеллигенцией, офицерством, духовенством и др. так же не приняло режим ульянова-бронштейна и дало огромное количество всевозможных восстаний, бесчеловечная жестокость подавления которых наглядно показывает звериное рыло советской власти.
Дело изучения повстанческого крестьянского движения, до недавнего времени интересовавшее лишь узкий круг интересующихся, наконец-то сдвинулось с мёртвой точки и стали появляться прекрасные книги по ранее неизвестным восстаниям крестьян в 20-е годы (об этом ниже). Борьба крестьянства с антинародной властью, являясь частью всенародного национально-освободительного Белого движения - героическая страница сопротивления наших предков сатанинскому режиму, уничтожавшему всё, что веками было свято для русского человека. Наш долг помнить и чтить всех героев этого движения - от безымянного хуторянина-повстанца до генералов Русской армии.
В декабре 1917 г., то есть буквально через два месяца после Октября, в губернский центр - Екатеринбург - пришло сообщение из заштатного г. Кушва о том, что местные крестьяне разогнали городской Совет, разоружили небольшой красногвардейский отряд, присланный из Нижнего Тагила, и успокоились только тогда, когда против них были двинуты более значительные силы.
Наиболее значимые выступления на Урале (подавляющее большинство участников которых составляли крестьяне), легко перечислить:
Мясогутовское восстание (май-июль 1918 г.), охватило всю Уфимскую губернию, а также Красноуфимский уезд Екатеринбургской губернии.
Массовый митинг в поселке Верх-Невьянского завода в Екатеринбурге 10 июня 1918 г.
Вооруженное выступление в городе Невьянске и близлежащих волостях 12-17 июня 1918 г.
Острожско-Дубровское восстание (июнь 1918 г.), охватившее Оханский уезд Пермской губернии.
Августовское восстание (август 1918 г.) в Сепычевской волости Оханского уезда Пермской губернии.
Вооруженное выступление в Мотовилихе (район Перми), произошедшее 5-7 декабря 1917 г.
Ильинское восстание (декабрь 1918 г.), произошедшее в Ильинской волости Пермского уезда и губернии.
Вооруженные выступления крестьян октября-декабря 1919 г. и октября-ноября 1920 г. в Красноуфимском уезде Екатеринбургской губернии.
Восстание "Черного орла и вольного землепашца" (февраль-март 1920 г.) охватило кроме Уфимской и Оренбургской губерний еще и уезды Вятской, Самарской и Казанской губерний.
К этому стоит добавить еще почти четыре сотни локальных выступлений с различными формами протеста, "в том числе 97 случаев активного и инициативного сопротивления", произошедших в 1918-1922 гг.
Пик стихийных выступлений (к последним стоит отнести уже упомянутые события в Мясогутове и в поселке Верх-Исетского завода в Екатеринбурге, в Невьянске, Острожско-Дубровское и Августовское восстания) пришелся на весну-лето 1918 г. И именно отряды вооруженных, антибольшевицки настроенных уральских крестьян смели в мае-июле того года советскую власть.
События развивались стремительно. Согласно докладу (от 14 июня 1918 г.) Высшего Военного совета о положении дел в районе Екатеринбурга, "...на целом ряде заводов свергнута советская власть. Рабочие массы, спровоцированные белогвардейцами и в особенности меньшевиками и правыми эсерами, озлобленные ухудшением продовольствия и раздраженные неумелой постановкой разрешения целого ряда вопросов, связанных с национализацией всей уральской промышленности, подняли формальное восстание против Советов. Особенно резко выступают фронтовики, заявляющие, что они раньше всего пошлют на борьбу с чехословаками откупившуюся буржуазию, потом красноармейцев и в конце пойдут сами. Верх-невьянские рабочие в количестве пятисот человек ведут уже более двенадцати часов форменный бой с советскими войсками. В их руках пулеметы и даже бомбомет. Руководит ими опытная военная рука. В самом городе Екатеринбурге рабочие Верх-исетского завода на многочисленном митинге не давали говорить представителям советской власти и заявляли, что с чехословаками у них никакой вражды нет". Красноармейские части оставались на стороне советской власти, но настроение их "непрочно". "В активных действиях против контрреволюционеров принимают участие только интернациональные роты и партийные дружины большевиков и левых эсеров. На усмирение восстания рабочих красноармейские части не посылаются. Надо полагать, что подавление беспорядков в одном месте отобьет охоту поднимать восстание в других местах, но с настроением рабочих масс приходится волей-неволей считаться военным силам, оперирующим в этом районе. Уже два раза на тыловых линиях был прерван железнодорожный путь, который восстановили, применяя вооруженную силу", - подводил итог информатор.
Меры "подавления беспорядков" содержались в секретной инструкции, переданной руководителям "внутреннего фронта района Таватуй - Невьянск" Вайняну и Георгенбергу: "Вам штаб фронта поручает не позже, чем в трехдневный срок вырвать с корнем контрреволюционное гнездо, засевшее в районе между Шайтанкой и Таватуем. Путем арестов и расстрелов прямых виновников и путем взятия заложников нетрудно будет привести в покорность бунтующую буржуазию".

Успехи большевиков в боях с повстанцами были редки и о них тут же сообщали высшему военному командованию красной армии: "Восстание (в документе нет указания на район) подавлено и вырвано с корнем, банда разбита и бежит. Пулемет, отобранный у продовольственного отряда главарями восстания отобран обратно. Села, которые заняты были под штаб противника принужден был артиллерийским огнем уничтожить, что и сделано. По приезду доложу подробности", - телеграфировал командир красного карательного отряда.

Подавить антибольшевицкое сопротивление, однако, так и не удалось. Пока бои шли в верх-невьянском районе, тревожные известия пришли из Нижнего Тагила, окарины его обстреливались "невьянской белой гвардией", а через несколько часов город подвергся настоящему штурму.
Более ста повстанцев атаковали здания Совета и милиции, но встретив серьезное сопротивление, "захватив с собой сто винтовок, на паровозе уехали обратно через Шайтанку в Нижний Невьянск". Для поддержки местных властей в город перебросили около ста пятидесяти вооруженных железнодорожников (усиленные броневой платформой) из Екатеринбурга. Но из-за неудачного "руководительства" платформу "куда-то загнали", и красные отряды вынуждены были отступить - констатировал командир екатеринбуржцев. Из губернского центра был послан латышский отряд под командой местного большевика Осипова, перед которым поставили задачу "беспощадно выжечь все те заводские поселки, население которых принимало участие в контрреволюционных выступлениях".
Как шла эта борьба, свидетельствуют архивы. В фондах 3-й армии Восточного фронта сохранились документы (дневниковые записи), позволяющие едва ли не по дням восстановить события лета 1918-го, в частности - хронику антибольшевицких выступлений:
Запись за 20-е июня 1918 г.:
"Из Полевского завода сообщают следующее: в Полевском кровавое столкновение советских войск с толпой произошло... главным образом по причине закрытия завода и насильственной мобилизации всех способных носить оружие в возрасте от 18 до 40 лет. Столкновение ликвидировано, власть <и> порядок восстановлены твердо. Провокаторы-контрреволюционеры наказаны по законам военного времени"...
Запись от 22 июля 1918 г.:
"Из Верхотурья сообщают, что деревенские восстания буржуазии потребовали высылки туда карательных отрядов красноармейцев.
Тов. Вайнян привез с собой трофей - бронированный автомобиль, захваченный у восставших невьянцев.
Из Нязепетровска сообщают, что советская власть держится только штыками".
Запись за 27 июня 1918 г.:
"В Шайтанском районе наблюдается движение кулацких элементов, бывших причастными при недавних волнениях в том районе. Требуется политический комиссар для отряда интернационалистов, который мог бы под его руководством в корне пресечь всякие выступления".
Одни за другими восставали против властей заводские поселки и сельские волости. Дело дошло до переброски в тыл самых боеспособных фронтовых частей. Местные большевики прекрасно понимали, чем грозит обернуться подобная ситуация, но от раздражающей обывателя политики не отказались.
Запись за 29 июня 1918 г.:
"...Пермяки реквизировали советских лошадей, они делали обыски у рабочих. После чего рабочие заявили о пропаже домашних вещей и что действия пермяков возбудили всю рабочую массу в Кусинском заводе против советской власти... С боевой точки зрения, пермяки - жалкие трусы: семь дней стояли у завода для подавления контрреволюции и лишь после того, как рота эстонцев заняла Кусу пермяки следом за ними вошли, только для того чтобы творить безобразия и сделать из семнадцатитысячного населения Кусы врагов советской власти".
"Венчало" первый период антибольшевицкого сопротивления на Урале крестьянское восстание в Ильинской волости (Пермский уезд), произошедшее в самом конце 1918 г. и повлекшее за собой падение "красной" Перми. Ситуация для советской власти осложнялась тем, что на сторону "кулаков" перешел "недавно сформированный из местного населения и расквартированный в селе Ильинском первый Советский полк, состоящий из местных мобилизованных. Солдаты этого полка связали командира полка и военкома товарища Першина, члена Московского Совета, и передали их белым".
После "второго пришествия" большевиков ситуация изменилась: стихийность антибольшевицкого сопротивления уступала место организованности. И последнее, как это ни прозвучит странным, погубило повстанческое движение. У советских спецслужб появились возможность, внедряя в создаваемые "мятежные" структуры своих осведомителей и сотрудников, разрушать все планы "заговорщиков" еще до начала их реализации на практике. Примером тому могут служить вооруженные выступления крестьян октября-декабря 1919 г. и октября-ноября 1920 г. в Красноуфимском уезде Екатеринбургской губернии, а также многочисленные выступления крестьян, не нашедшие отражения в работах по истории гражданской войны.
В августе 1920 г. был принят драконовский приказ за N 24:
"1) Арестовывать и направлять в распоряжение Губчека для заключения в концентрационный лагерь до пятидесяти человек с каждого уезда наиболее видных контрреволюционеров из числа пользующихся в антисоветских кругах особенной популярностью, как то: бывших видных земцев, думцев, черносотенцев, духовенства, крупных торговцев, кулаков и т.п.
2) Аресты производить разом в один прием и с таким расчетом, чтобы ни на минуту не парализовалась деятельность советских органов и предприятий.
3) На весь элемент, который будет предназначен к аресту, собрать предварительный материал, после же ареста предъявить соответствующее обвинение и дать на месте заключение.
4) В случае покровительства при аресте сограждан развить максимум агитации, указав на то, что главным виновником всех бед, обрушившихся на власть Советов, является именно этот элемент".
В итоге, выполнение разверсток, например, в Шадринском уезде осенью 1920-го "фигурировало на угрозах и арестах", а крестьяне "ознакомились с плетью и прикладом от винтовки...".
Пик антисоветского движения "второго периода" пришелся на начало 1921-го, весной того года большую часть восточных районов Урала (и Западную Сибирь) охватила настоящая крестьянская война. Причины ее красочно обрисовали сами представители властей, стараясь обойти стороной наиболее трагические страницы противостояния.
Из "общего обзора повстанческого движения" следовало, что продовольственная компания 1920 - начала 1921 гг. не могла не оставить своих последствий, "принимая во внимание то, что... крестьянство по своему социальному положению стоит далеко от принципов советской власти", что нельзя было видеть хотя бы малого его расслоения.
Для подавления восстания перебрасывались крупные части красной армии, отряды ВЧК, милиции и ЧОН.
Но "...воевать мы разучились - с горечью констатировало советское командование. - При первом наступлении Казанского полка, состоявшего из мусульман, рота этого полка перешла с пулеметами на сторону повстанцев, во вторичном наступлении вторая рота этого полка перешла на сторону повстанцев. Остальная часть, не решившись переходить, занялась самострелами в руки.
Удивительно, крестьянин, вооруженный дубьем и вилами, разоружал и отбирал пулеметы у наших отрядов. Были случаи посылки орудия, пулеметов, винтовок, которые на фронте не действовали. Общего командования не было. Штаб 2-го полка превратился в помещение пыток и застенок времен дикого деспотизма".
Это лишь фрагмент статьи о крестьянской борьбе с коммунизмом на Урале, полностью прочитать материал можно кликнув по ссылке.
Вот уж действительно, материалы для Гаагского трибунала. Какие ещё свидетельства преступной деятельности красных палачей нужны, чтобы признать коммунистическую идеологию преступной и навсегда осудить тех, кто разпространял эту заразу в России?
Грабежи, пытки, убийства, насилия, концлагеря - явления, сопутствующие установлению советской власти с самого начала, единственное оружие, позволившее коммунистам удержать захваченную власть в своих руках. Важно то, что помимо данных белогвардейских комиссий по расследованию преступлений большевиков и современных исследований красного террора, есть признания преступной политики красных от самих же коммунистов тех лет:
"Имеются документальные данные о том, что крестьян, с целью выполнить всю развёрстку, подвергали пыткам, и пыткам ужасным: наливали в сапоги воды и оставляли на морозе, опускали в колодцы, подпаливали бороды, стреляли из револьвера мимо уха и т.д. Нередко эти пытки применяли к тем, которые выполнили всю продразвёрстку, однако от них требовали новых взносов".
(А.С.Казаков, начальник военно-исторического штаба войск Тамбовской губернии, из выступления перед армейскими коммунистами в июле 1921 г. Цитируется по: В.В.Самошкин "Хроника Антоновского восстания")
На Тамбощине же комиссары Яков Гольдин и Яков Марголин устроили такой террор, что президиум Борисоглебского уездного исполкома 20 февраля 1920 года направил в тамбовсий губком партии и губисполком, а так же во ВЦИК и ЦК РКП(б) доклад, где, среди прочего читаем:
"По уезду пронёсся ужасный крик - крик наболевшей крестьянской души, протест против насилия и репрессий, которые гражданин Марголин стал применять к крестьянам-беднякам, к жёнам и семьям красноармейцев, но не к кулакам.
Репрессии эти прямо бесчеловечны и напоминают собою времена средневековья.
В ход была пущена порка.
От побоев умирали люди.
Таким образом, у большинства крестьян - беднейших крестьян - хлеб выметен подчистую.
Продовольственную разверстку гражданин Марголин начинает таким образом. По приезде в село или волость он собирает крестьян и торжественно заявляет: "Я вам, мерзавцы, принёс смерть. Смотрите, у каждого моего продармейца сто двадцать свинцовых смертей для вас, негодяем" и т.д. Затем начинается требование выполнить продовольственную развёрстку, а потом порка, сажание в холодный сарай и т.п".
Не удивительно, но после этого доклада Гольдин и Марголин были оставлены на своих местах и продолжили терризировать тамбовских крестьян.
Ответом на это стала знаменитая "антоновщина" - антисоветское восстание Тамбовских крестьян.
Теперь посмотрим на события в Рязанской губернии, которая благодаря близости к Москве считалась у большевиков одной из спокойных и "умиротворённых" губерний.
5 января 1918 года в селе Сасово пограничного с Рязанской губернией Елатомском уезде Тамбовской губернии вспыхнуло восстание , поводом к которому послужило реквизиция ревкомом хлеба в крупных имениях, хотя глубинной причиной было неприятие Советской власти, как незаконной. При этом восстание опиралось на организацию офицеров в Елатьме.
Вслед за этими событиями, в конце января в восставшую Елатьму был послан кавалерийский эскадрон и отряд красногвардейцев в 100 бойцов . Подойдя к городу, командование отряда предложило восставшим разоружится и признать Советскую власть, но они оказали вооруженное выступление. В событиях участвовали бывшие местные помещики и офицеры. Отряд Красной Гвардии отступил. Из Москвы прибыла сотня красногвардейцев, из Рязани – пулеметная рота и 3 орудия. Присоединив эти части к имеющимся (всего около 200 кавалеристов, 300 бойцов пехоты) 27 февраля красный отряд двинулся к Елатьме. Охватив ее кольцом, красноармейцы днем навели орудия и в сумерках открыли артиллерийский огонь по окопам восставших. Во время обстрела жители скрывались в подвалах и погребах. В 12 часов ночи, когда был отдан приказ к наступлению, поднялась сильная вьюга. Командование отряда решило отложить штурм до утра. Ночью восставшие бежали. К красноармейцам пришли представители местной власти и сообщили, что сдаются. В Елатьме восстановили Советскую власть. Но уже в марте 1918 года в Елатьме и в Сасово опять произошли вооруженные выступления.
В январе 1918 года, из – за не согласия с политикой большевиков, произошли выступления крестьян в Данкове.
Самым крупным весенним выступлением стало «поминовское восстание», которое произошло в мае в Егорьевском уезде, названное по волости, где оно вспыхнуло. Причина восстания – недовольство реквизициями хлеба. Восстание началось с молебна в Поминовской церкви, после этого «многотысячная толпа крестьян с винтовками» , вилами, топорами направилась в Егорьевск свергать уездную власть. В их действиях просматривались элементы организованности. Руководили выступлением крестьян двух волостей сыновья фабриканта, бывшие офицеры Сергей и Петр Любомиловы. По мере продвижения к городу ряды восставших пополнялись крестьянами из соседних деревень. Посланный председателем Егорьевского Совета Антиповым на разведку отряд подтвердил, что к Егорьевску правильным походным порядком идет колонна восставших, имея в авангарде конных разведчиков. Колонна была разделена на роты, взвода, отделения и имела в своем составе перевязочный пункт. Отдельными отрядами командовали унтер – офицеры. В лесу , возле города восставшие остановились и послали парламентера к Антипову с требованием прибыть к ним для переговоров. В этом выступлении просматривалось желание крестьян закончить все по доброму. Но вместо парламентеров с ответной стороны навстречу к восставшим выступили отряд Красной гвардии под командованием Львова и пулеметный взвод Сорихина. В двух километрах от города произошел бой, который носил скоротечный и ожесточенный характер. Только тогда, когда красноармейцы окружили восставших с флангов, те начали отходить. В плен по официальным данным, было взято около 50 повстанцев, из которых, по официальным данным, было расстреляно 7 человек, посажено в тюрьму – 40.
В конце мая восстали крестьяне в Ряжском уезде губернии, где действия продотрядов также послужили причиной выступления, а ядром восставших стал отряд Агальцова (Афанасий Федорович Семенов , родом из крестьян села Щурово, а прозвище Огольцов (Агальцов) было его деревенским прозвищем, к маю 1920 года у Огольцова, по официальным данным, было до 400 человек. 22 мая его отряд был рассеян. Однако к середине июня предводитель вновь собрал его. Власти арестовали жену и брата Огольцова. В начале июля 1920 года ядро «банды» Огольцова, состоящей из 5 человек, было ликвидировано, а сам он был убит.
В конце мая около 15 тыс. крестьян из 4-х пригородных селений под звон колоколов пошли на Ряжск, свергать Советскую власть. Войдя в город, они устроили митинг возле тюрьмы. Но скоро к Ряжску были подтянуты находившиеся в уездах продотряды и конный отряд ЧК. По восставшим открыла огонь артиллерия шрапнелью, после чего они разбежались. После чего произошло крупное выступление в селе Незнаново, подавленное ряжским отрядом ЧОН под командованием Якова Вышегородцева.
Восстание в Сапожковском уезде в мае вспыхнуло также в период деятельности продотрядов. Изъятие хлеба в весеннее время оказывало на крестьянина психологическое воздействие, ведь неизвестно какой будет урожай.
20 мая 1918 года, в базарный день , воспользовавшись тем, что в городе не было ни одного вооруженного отряда, группа рабочих попыталась разгромить склад с заготовленным зерном. Сигнал к началу восстания подал сын священника Морозова колокольным набатным звоном. Рабочие заводов Крымова и Гаврилова и местные крестьяне явились в упродком и стали требовать хлеба. Попытка военкома Д.Я.Добрынина и упродкомиссара К.Ф. Долгова убедить толпу успеха не имела. С угрожающими криками она направилась к продовольственным складам. Видя угрозу расхищения общественного хлеба, Д.Я. Добрынин выслал для охраны складов 4-х вооруженных красноармейцев, но они были разоружены, двое из них убиты. С возгласами «Долой Советы !», «Бей коммунистов !» толпа направилась к оружейному складу. Военком пытался не допустить рабочих к складу, но был избит до полусмерти. В это время эсеры Веселовский и Бастрыкин, анархист Крылов организовали митинг на базарной площади у собора, призывая народ к восстанию, избрали свой исполнительный комитет и во главе толпы двинулись к зданию уисполкома, которое было захвачено. Секретарь укома партии Лозовский и некоторые члены уисполкома, считая невозможным справиться с восстанием своими силами, скрылись. Узнав по телефону о событиях в Сапожке , члены уисполкома П.В.Сучков и И.С. Шемонаев со своими продотрядами немедленно выехали в город. После того, как П.В. Сучков по телефону связался с Рязанью, губернский военный комиссар В.С. Корнев направил в Сапожок 50 латышских стрелков. Затем на помощь выступил вооруженный отряд из Скопина. Узнав об этом, вновь избранный исполком разбежался. Одни организаторы мятежа были арестованы, другие скрылись за пределы уезда.
В июле 1918 года, в селе Новопанском произошло восстание крестьян, поводом для восстания послужила реквизиция хлеба продотрядом. Как только продотряд стал производить реквизицию зерна у местного священника, крестьяне тут же ударили в набат. Собралась огромная толпа , которая стала теснить красноармейцев, бросая в них камни. Местный дьякон начал стрельбу из винтовки. Отряду пришлось отступить, но из Михайлова был прислан отряд с пулеметом. Был открыт огонь из пулемета по колокольне. Толпа была разогнана, зачинщики арестованы, реквизиция завершена.
Выступления крестьянства в Рязанской губернии летом 1918 года были относительно немногочисленны. Волнения прокатились, в основном , по южным уездам, где существовали значительные хлебные «излишки», которые хотели изъять власти, - Данковскому, Раненбургскому, Ряжскому. В Зарайском уезде, расположенном на северо – западе региона, появились небольшие повстанческие отряды под руководством Кудинова и Лисицина, которые были быстро разгромлены.
В целом , относительное снижение активности крестьянских выступлений, было связано с сельскохозяйственными работами, с другой стороны власть для предотвращения выступлений и терактов вводит институт заложников. Заложники брались после покушений на большевистских лидеров, с целью сбора продотрядами необходимого количества хлеба, предотвращения выступлений населений и терактов. Чтобы просто боялись. В Рязани для предотвращения терактов близлежащие к губчека улицы были объявлены на военном положении, регулярно публиковались списки заложников. Но жестокое подавление нескольких крестьянских выступлений вызвало ответную реакцию в виде покушений на ответственных за теракты сотрудников ЧК. В ночь на 8 сентября 1918 года было совершено покушение на завотделом по борьбе с контрреволюцией РГЧК Стельмаха. Покушение в уездном Данкове в ночь на 24 сентября привело к расстрелу 11 заложников.
Из воспоминаний Гарасевой А.М.: «К концу лета 1918 года, когда городские концлагери и тюрьмы уже не могли всех вместить, «заложников» стали распределять по уездам, направляя на земляные работы. Вместе со всеми отец и мы, три сестры, пошли проводить их на вокзал. Перед монастырем – большая толпа родственников, знакомые и просто сочувствующих. Массивные ворота под аркой наглухо закрыты, охрана и чекисты проходят через узкую калитку. Долго ждем. На велосипеде к монастырю подъезжает заместитель начальника Рязанской ЧК латыш Стельмах, главный расстрельщик, и проходит в калитку. Наконец, заложников выводят. Это старые больные люди, вина которых лишь в том, что они жили при прежней власти.. Заложников долго строят, наконец они трогаются. Впереди идет Стельмах, опираясь левой рукой на велосипед, а правой держа наган. По бокам колонны – охрана . Колонна двигается по длинным улицам к вокзалу, через Старый базар, вдоль земляного вала кремля. Заложники сворачивают влево от кремля. Некоторые оглядываются, крестятся на собор …В районах их разместили не в домах, а просто на земле, под открытым небом, за колючей проволокой. Гоняли на тяжелые работы, не считаясь со здоровьем, обессиленных расстреливали, но многие просто умирали от отсутствия пищи и тяжелой работы. Те кто дождался освобождения, почти все умерли по возвращении, как это было … и с одиннадцатью нашими знакомыми крестьянами из села Волынь. В концлагерь они попали по решению Комитета бедноты, от которого власти требовали высылать «врагов революции». Но кулак в селе был только один, к нему прибавили дьякона, однако двух человек показалось мало, поэтому остальных крестьян взяли «для числа»…


В Рязанской губернии восстания вновь начались 1 ноября 1918 г. с Михайловского, Касимовского, Спасского, Сапожковского, Пронского, Раненбургского уездов, захватив вскоре и остальные, кроме Егорьевского. Это было неожиданностью для губернских и уездных властей. Еще недавно рязанский губвоенком доносил в Москву о широкой разъяснительной работе в уездах, успешной подготовке к мобилизации, удовлетворительном учете и военном обучении населения.
Первые тревожные сообщения стали поступать из Шацка (тогда в составе Тамбовской волости). Уже 2 ноября оттуда доложили, что в уезде неустойчивое положение, а многие волости вообще отказались от призыва. На следующий день весь Шацкий уезд был охвачен восстанием. Ночью по телефону шацкий военрук доложил в Тамбов: «Вы знаете, осложнения переходят в открытое контрреволюционное восстание. В целом 5 волостей ими захвачены - волсоветы, телефонные сети. Высланные нами отряды отступают под давлением хорошо вооруженных восставших. Наши реальные силы недостаточны. Немедленно шлите подкрепления, так как восстание разрастается. Город уже окружен. Наши силы смогут продержаться до ночи». К вечеру 3 ноября Шацк был полностью окружен , а 4 ноября захвачен восставшими. Только экстренная помощь из Тамбова, Моршанска и Пензы позволила освободить город. Но уезд по – прежнему был в руках восставших крестьян.
К 5 ноября восстание перекинулось на граничивший с Шацким Елатомский уезд, где восставившие крестьяне окружили пролетарский центр – железнодорожную станцию Сасово. Ввиду крайне тяжелого положения мобилизацию 7 ноября в Тамбовской губернии пришлось приостановить и собрав все наличные силы 8 ноября власть подавила мятеж в Шацке.
4 ноября восстали крестьяне села Покровское, деревень Кашино и Стержовка. Призывники из села Путятино отказались явиться в уездный военкомат, разгромили волисполком и разоружили волостных милиционеров.
В селе Песочня толпа растерзала начальника Сапожковского уездного ЧК Кузнецова и следователя ЧК М.С. Медведева, пытавшихся предотвратить мятеж. 6 ноября между деревнями Петровка и Сасыкино состоялся митинг, в котором участвовали мятежники из Песоченской, Лукмосской, Желудевской волостей. Приняли решения идти на Сапожок, создали отряд, имевший на вооружении 4 пулемета, 100 винтовок, 50 ящиков патронов. Все это было отобрано у местных красноармейских отрядов. Возможно, что сюда попало какое-то количество винтовок из числа захваченных мятежниками 6 ноября в селе Александровка, которые отправлялись в Рязанский губвоенкомат для нужд фронта. У села Лукмос повстанцы разбили и заставили отступить отряд латышей, заняли станцию Мосолово, поставили караул у телеграфного аппарата.
К 7 ноября восстание охватило весь уезд за исключением Сараевской и Борецкой волостей. Кроме того, оно распространилось и на другие уезды.
К 7 ноября восстание охватило Перевлесскую, Соболевскую, Чернобаевскую, Юраковскую, Панкинскую волости, затем перекинулось на Незнановскую волость Ряжского уезда. 8 ноября на село Истья с двух сторон наступали восставшие Перевлевской волости, руководимые бывшим офицером Градовым и старшиной Чебариными и восставшие Чернобаевской волости. Ввиду создавшегося положения Чемодановская партячейка обратилась за помощью в Ряжск. 8 ноября из Рязани выдвинулся красноармейский полк с артиллерией и кавалерией, к нему присоединились Скопинский отряд ВЧК в состав которого входили латышские стрелки и Егорьевский отряд. Затем в Чемодановку выдвинулся отряд из Ряжска, прибыл бронепоезд из Козлова с отрядом добровольцев из 175 человек с пулеметами. На станции Хрущево бронепоезд обстрелял восставших, после чего они разбежались. Затем бронепоезд встал у моста через р. Истья, возле которого были разобраны рельсы. Здесь к советским войскам присоединился рязанский отряд. Боевые действия продолжались до 9 ноября , отряд восставших был разбит.
На 12 ноября в восстание было втянуто 20 волостей Михайловского уезда. Отряд уездного Совета был разбит повстанцами в первые же дни. Город Михайлов был окружен многотысячными толпами крестьян, вооруженных вилами и топорами.
И тд и тп. Подробнее - ТУТ.
“Обширное крестьянское восстание в Рязанской губернии было вызвано нашими безобразиями, писал в 1918 году уполномоченный ВЦИК, Овсянников. - Оно не затронуло только два уезда - Скопинский, где проводилась мягкая политика, и Данковский, в котором невероятным террором было задавлено все… С крестьянством можно обращаться только двумя способами – или пряником, или палкой до бесчувствия”.
Читая написанные сухим языком историка строки, описывающие крестьянскую войну русской деревни с коммунистами, всё равно осознаёшь, что за простым перечислением фактов стоят судьбы конкретных людей, чья привычная жизнь была сломана захватившими власть в России бронштейнами. Сотни и тысячи расстрелянных иностранными наёмниками большевиков русских крестьян - это жертвы, принесённые ради того, чтобы их потомки начали полноценно ценить свою культуру и традиции, не слушая больше инородных проповедников, соблазняющих земным раем, а стали бы лишь трудиться на своей земле во благо своего народа.
2bde9c410652a99ac5b62488297e21a4
Единственным памятником этим неизвестным героям войны с красной чумой может быть только память. И отрадно, что сейчас уже есть достойные труды, увековечивающие память героев антисоветского повстанчества. Вслед за рядом хороших книг, посвящённых известному Тамбовскому восстанию - "антоновщине" и его руководителю Александру Антонову, появилось исследование о не менее ярком восстании воронежских крестьян под предводительством Ивана Колесникова. В 2012 году издательством "Посев" выпущена монография воронежского историка Д.А.Борисова "Колесниковщина. Антикоммунистическое восстание воронежского крестьянства в 1920-1921 гг." Это исследование является, по сути, первой попыткой комплексно и наиболее полно осветить историю одного из самых масштабных вооружённых выступлений российского крестьянства в Гражданской войне.

Tags: #преступления_ру☭卐ни, #совок
Subscribe

Posts from This Journal “#совок” Tag

promo grzegorz january 1, 2016 21:38 2
Buy for 50 tokens
место для пиара и все такое :)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments