Grzegorz (grzegorz) wrote,
Grzegorz
grzegorz

Даниил Гранин о петербургской независимости

Originally posted by kostyad at Даниил Гранин о петербургской независимости
Оригинал взят у kotsubinsky в Даниил Гранин о петербургской независимости

"Я склоняюсь к мысли, что единая Россия нам больше не нужна..."

Интервью Даниила ГРАНИНА газете "Петербургский Час пик", 21.12.1997

- Даниил Александрович, не кажется ли вам, что нынешний застой в петербургской культуре - не более чем художественная проекция застоя, который вообще царит в духовной жизни нашего города? Не в том ли дело, что Петербург попросту утерял собственную культурную идентичность? Почти три столетия подряд он олицетворял собой великие российские грезы - о "светлом европейском завтра" и "блистательном национальном вчера". И вот рухнул коммунизм, Великая Россия "возродилась", - сбылись, одним словом, все мечты патриота, - и оказалось, что Петербург больше "не нужен". Ни России, ни самому себе...

- Я понимаю, о чем вы говорите, но я думаю, что это неверно было бы относить только к Петербургу. При всем моем "петербургском местничестве" я вынужден признать, что ощущение бессмысленности жизни присуще сегодня людям, живущим во всей России. В этом плане наш город не является исключением. Особенно остро это ощущение там, где жизнь еще тяжелее, чем в Петербурге. Например, в Новгороде, где я только что побывал. Там люди прямо говорят: "У нас исчезла мотивация жизни". Раньше было понятно, во имя чего терпеть: было ожидание. Ожидание квартиры, машины, какого-то продвижения по службе. Сейчас кончились очереди, кончилось ожидание. Во имя чего терпеть? Во имя чего мириться с нынешним состоянием? Непонятно! И поэтому страшно обострилось ощущение невозможности этой жизни...


- Вы хотите сказать, что людям не хватает мечты?
- Не мечты, а, скорее, ожидания. Ну, можете назвать это мечтой!

- Насколько я понимаю, частная мечта - не более чем производная от общей мечты. Человек осознает свои частные интересы в контексте социальных приоритетов.
- Наверное.

- Стало быть, отсутствует "большая мечта". Но почему?
- "Общая идея", или "общая мечта" - называйте ее как хотите, - создавалась тысячелетиями, со времен Платона. Это общая мечта о справедливости. Каждая следующая эпоха лишь дополняла эту мечту.

- По сути, это была единая мечта о "коммунистическом рае", которая присуща человечеству на всем протяжении его существования.
- И эта вера всегда поддерживала людей. Да. Эта идея имела с некоторых пор и контр-идею: антикоммунистическую, которая точно так же сплачивала либеральную европейскую интеллигенцию. Это тоже была великая идеология. Сейчас рухнули обе идеологии, и этот вакуум так же болезненно ощущается в Европе, как и у нас.

- Есть ли у вас вариант такой "мечты", которая могла бы вывести петербуржцев из состоянии духовного анабиоза?
- Нет, я точно так же, как и все, нахожусь в этом кризисном состоянии...
- На ваш взгляд, могла бы для петербуржцев явиться идейно основополагающей мечта о "вольном городе"? На мой взгляд, это могло бы стать своего рода продолжением либеральной европейской идейной традиции.
- Не знаю, должна ли "петербургская мечта" носить столь выраженный политический характер... Но я считаю, что нынешняя Россия - это плохо управляемый, практически неуправляемый монстр. И не только практически неуправляемый, но и теоретически: слишком разные регионы, слишком большая территория. Россию сегодня невозможно сплотить.
Смысл чеченской войны как раз в этом и состоял: она вдруг расшатала нашу страну. И с этим фактом невозможно не считаться. Его надо осмыслить. А мы боимся это сделать. Россия потеряла свою прочность, и мы вдруг ощутили, насколько зыбок этот конгломерат. Это ощущение требует осмысления.

- Пытались ли вы лично произвести эту работу осмысления?
- Да. Мне кажется, что мы должны постараться понять, в чем заключается смысл нашей геополитики. Нужна ли нам единая Россия - или не нужна?
- И к какому варианту ответа вы склоняетесь?
- Мне трудно это сказать... Трудно сказать... Я склоняюсь примерно к мысли, что, может быть, и не нужна. Но это надо как-то понять. А никто не хочет осмыслить это до конца. На мой взгляд, можно вести речь о достаточно самостоятельном существовании северо-западного региона: Петербург, Новгород, Псков, Карелия. Ведь любая геополитика должна в конце концов определяться благополучием населения. Легче будет жить людям - или труднее? Вот в чем критерий. Мне кажется, что в этом случае жить будет лучше. И экономически, и политически. Идеологически - не уверен.

- Что вы вкладываете в понятие "идеологического комфорта"?
- Мы очень болезненно ощутили распад Советского Союза. Многие до сих пор не могут примириться с тем, что СССР кончился и осталась одна Россия. Мы все время тянем назад бывшие республики. Что будет, если мы вообще разделимся? Дальневосточная республика, Уральская республика, Северо-Западная республика...

- А может, наоборот, именно исчезновение этого "малого СССР", именуемого Российской Федерацией, как раз окончательно примирит нас с неизбежностью крушения древней империи и поможет разглядеть какие-то другие горизонты?
- Может, и так. Но вот это ощущение какого-то обвала, разрушения чего-то привычного, - это довольно болезненное ощущение. Что будет, если от всей России останется одна только "Петербургская республика"?
- Будет миф о "Великом Петербурге" - гораздо менее отвратительный и более художественно совершенный, нежели миф о "Великой России".
- Здесь дело не в эстетике, а скорее, в этике... Для меня, повторяю, вопрос: можно ли достаточно быстро психологически смириться с исчезновением России?

- Но ведь вы сами призываете "не бояться осмыслить итоги чеченской войны". И сами же, выходит, боитесь...
- Я и боюсь, и не хочу, потому что я не могу сам продумать эту идею во всех ее деталях. Этим должны заниматься геополитики, экономисты. Вы хотите, чтобы я сейчас легко и весело решил этот вопрос?

- В политике все решается либо "легко и весело", -- то есть ясно и четко, - либо не решается вовсе.
- И все же для меня остается масса вопросов, на которые я пока не могу ответить. И главный вопрос: будет ли людям лучше жить? Наверное, это можно подсчитать: какие экономические возможности сохранятся, какие утратятся, какие появятся... Я этого не знаю.



- Экономика - такая же "гибкая наука", как любая наука об обществе. Вспомните, как в свое время нам доказывали, что Ленинград нельзя переименовывать в Петербург, потому что это приведет к неминуемому экономическому краху города. А город этого даже не заметил. В основе всего лежит человеческая воля: захотят петербуржцы жить и процветать самостоятельно - найдут аргументы в пользу независимости, не захотят - найдут тысячу отговорок в пользу сохранения status quo...
- Я повторяю: мне нравится идея петербургской независимости! Я ее в осторожной форме уже высказывал несколько раз. Но высказывать ее в категорической форме я не могу, потому что не имею ответа на целый ряд вопросов... Хотя, на мой взгляд, превращение Петербурга в самостоятельный, более или менее независимый регион принесло бы пользу всей России. Вот в Китае пошли на то, чтобы предоставить некоторым районам полную автономию, - и они сегодня "вытягивают" экономику остальной страны. И Петербург мог бы "потянуть" за гобой всю Россию. Он ведь исторически предназначен для того, чтобы тащить Россию за собой. И вообще: чем свободней Петербург, тем свободней Россия. Он мог бы быть не только экономическим локомотивом, но и политическим примером.

- Но история со "свободной экономической зоной" показала: рассчитывать на то, что Москва по собственной инициативе предоставит Петербургу свободу, это утопия. Москва до последнего будет цепляться за все, какие только можно, административно-финансовые рычаги, чтобы сохранить власть над регионами. Смотрите: войну в Чечне проиграла вчистую, а независимость Ичкерии признавать все равно не желает! Чего же ждать от такого начальства нам, сугубо мирным и законопослушным гражданам?
- Вот поэтому я и считаю, что необходимо как можно скорее предоставить Чечне независимость! Независимость Чечни очень важна для России и для Петербурга... Думаю, получив максимально независимый статус, Петербург смог бы наконец реализовать свой главный потенциал. Дело в том, что международную "конвертируемость" Петербурга обеспечивают не его промышленность и даже не наука, - а его культура. Именно в ней заключается уникальность нашего города, его отдельность. Мне иногда говорят: "Вы что же, хотите превратить город в музей?" А я думаю, что в этом заключается прямой экономический расчет: спрос на культуру, на искусство во всем мире сейчас таков, что мы можем за счет этого спроса жить и процветать. Так существует Флоренция, так существует Париж, в конце концов! Так может существовать и Петербург.

- Да, но для этого Петербург должен, как минимум, вновь почувствовать себя "мировым городом". А в нынешней России ему это сделать не дадут.
- Да, не дадут. Поэтому петербуржцам необходимо постараться осознать необходимость своего политического обособления от России. На мой взгляд, это очень увлекательная идея! Думаю, в обсуждении ее могли бы принять участие и Географическое общество, и некоторые петербургские политики. Было бы хорошо, если бы в Петербурге возникло общественное движение, которое бы сформулировало и поставило перед собой такую цель. Я думаю, это движение вызвало бы интерес и в Москве - среди столичной интеллигенции. Быть может, идея петербургской независимости заставила бы Москву образумиться... Повторяю: петербургская свобода нужна не только нам, она нужна России в целом.


Беседу вёл Даниил Коцюбинский




Даниил Гранин: "Это крамола. Сплошная крамола. И, по-моему, это хорошо"

ПЕТЕРБУРГСКАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ: PRO ET CONTRA
(Материалы "круглого стола" в Федеральном доме, 11.02.1998)

- Те разговоры, которые сейчас здесь происходят, - это крамола. Сплошная крамола. И, по-моему, это хорошо. Потому что чего не хватает Петербургу, - это понимания того, для чего он нужен России. Нужны мы России - или нет?.. То, что говорил Сергей Алексеевич, это, конечно же, очень серьезные вещи... Но я все же думаю, что появление такой идеи сегодня - это необходимость для того, чтобы как-то заговорила, закипела, зажила общепетербургская мысль.
Наша городская администрация поражена наследственным синдромом робости и трусости перед Москвой - еще со времен "ленинградского дела". Возьмите, например, Саратов или Новгород - они живут и действуют гораздо смелее, самостоятельнее и интереснее, чем мы. И вот это ощущение стыда за самих себя - у нас нет! Мы по-прежнему почему-то считаем, что мы где-то "в первых рядах"... Я думаю, что эта идея может созревать не как "идея капсулы", в которую должен будет обратиться Петербург, - а в виде идеи превращения города в центр самостоятельного Северо-Западного региона, включая Новгород, Псков, Петрозаводск, - одним словом, все те территории, которые исторически созидали Петербург. Петербург ведь создавался не Сибирью и не Уралом, а северо-западными областями.
Для России было бы очень важно появление такого региона, который бы хотел и требовал себе самостоятельности, доказывал бы ее возможность. Это было бы важно для пробуждения и каких-то российских сил... Сегодня Россия находится в состоянии полураспада: Дальний Восток живет самостоятельно, Урал все время хочет жить самостоятельно, с Северным Кавказе, я думаю, все и так ясно... Я не говорю, что Петербург должен попытаться "сплотить Россию"! Я вообще не считаю правильным существование такого огромного единого государства, как Россия. Я думаю, что существование каких-то "российских штатов" или "российских республик" может оказаться более разумно и полезно для человеческого существования...

Даниил Коцюбинский, "Петербургский Час пик", 18.02.1998
Галина Гаврилова, "Санкт-Петербургский университет", № 6, 1998
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo grzegorz january 1, 2016 21:38 2
Buy for 50 tokens
место для пиара и все такое :)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment