Grzegorz (grzegorz) wrote,
Grzegorz
grzegorz

Category:

Как обращаться с реваншистской Россией

Originally posted by storm100 at Как обращаться с реваншистской Россией
Как обращаться с реваншистской РоссиейНынешние дебаты в Вашингтоне о роли России в попытке оказать влияние на исход президентской гонки в США являются частью более масштабной стратегической проблемы, связанной с тем, как действовать в ответ на многолетнюю российскую кампанию, направленную на запугивание своих соседей, дестабилизацию Европы и подрыв НАТО.

Националистская и реваншистская Россия, разобщенная, выбитая из колеи и колеблющаяся Европа, а также отстранившиеся и непредсказуемые Соединенные Штаты стали причиной возникновения невиданного и опасного стечения обстоятельств.



Президент России Владимир Путин считает распад Советского Союза катастрофой и твердо намерен добиться того, чтобы Россию считали великой мировой державой. Похоже, что Путин также хочет восстановить и добиться от Запада признания сферы влияния (если не территории), утраченной при распаде СССР. Эти реваншистские амбиции сочетаются с опасениями Путина в связи с возможностью «цветной революции» — народного восстания, которое может опрокинуть его власть или даже привести к распаду или расчленению России. Усугубляет эту проблему то, что по (ошибочному) мнению Кремля цветные революции в Грузии и на Украине были обусловлены не внутренними причинами, а возникли как сепаратистские и диверсионные движения, подстрекаемые из-за рубежа.
Надежды Запада на то, что демократическую Россию, действующую в соответствии с принципами рыночной экономики, можно будет включить в состав западных институтов — в том числе обеспечить ее партнерство с НАТО, не получили в России особой поддержки. Несмотря на попытки углубления сотрудничества России и НАТО, Путин по-прежнему считает НАТО враждебной организацией, что является лейтмотивом кремлевской пропаганды. После того, как СССР прекратил свое существование, альянс, созданный с целью сдерживания Советского Союза, быстро расширился. Возможность дальнейших посягательств НАТО и ее расширения за пределы Восточной Европы в такие бывшие советские республики, как Украина, Молдавия или Грузия, воспринимается Москвой как агрессия.
Чтобы обеспечить реализацию своих амбиций в отношении сферы влияния — от стран Балтии на севере до Болгарии на юге — Путин считает, что эти страны должны осознавать нежелание или неспособность НАТО защищать их. По мнению Кремля, они должны оставаться слабыми, зависимыми и покорными, тем самым подрывая хрупкое на данный момент единство Европы и всего западного альянса.
Россия по-прежнему является ядерной сверхдержавой и в настоящее время модернизирует свои вооружения — и ядерные, и обычные. Москва будет использовать силу, когда сочтет, что это сойдет ей с рук — как это было в Грузии и на Украине. Но российская стратегия также признает, что эффективным и экономичным средством достижения некоторых целей могут стать политические операции влияния. Эта политическая война подразумевает использование экономического давления, пропаганды, уловок, финансирования иностранных политических организаций, кибершпионажа и других средств. Целью такой войны является манипуляция мнениями, подрыв позиций политических оппонентов и поддержка дружественных лидеров.
Эти методы известны давно. В СССР их называли «активными мероприятиями». Некоторые из них отражают методы государственной политики, применявшиеся еще в царские времена. Но российские стратеги черпают вдохновение и в другом — когда анализируют роль Запада в распаде Югославии и в прозападных протестах на Украине, в Киргизии и Грузии.
Путин и его помощники продемонстрировали умение организовывать мероприятия, не являющиеся военными. Они пользуются тем, что США, занятые войнами в Афганистане и на Ближнем Востоке, не обращают на это особого внимания.
Российские нефть и газ обеспечили Кремлю экономическую мощь, которая позволила ему поднять уровень жизни внутри страны и усилить политическое давление за рубежом. Кремль использует дотационные цены на энергоносители, чтобы поставить страны в зависимое положение — как в случае с Белоруссией, что приводит к определенному согласию с политическими интересами России. Российские энергетические компании могут предлагать выгодные сделки местным олигархам и коррумпированным политикам, которыми затем можно управлять, пользуясь их алчностью.
Россия финансирует европейские политические партии — причем, не просто старые коммунистические или социалистические партии, которые когда-то были инструментами Кремля, но и националистические партии, которые выступают против социально-либеральной повестки дня и иммиграционной политики Европейского Союза. Усилению их взаимных симпатий и укреплению связей способствует Русская православная церковь и то, что Путин сам продвигает консервативные ценности.
Нынешняя уязвимость Европы не является следствием вмешательства России, а скорее результатом стечения обстоятельств — внутренних проблем и внешних событий, многие из которых связаны в первую очередь с Ближним Востоком. Иммиграция и усилившаяся боязнь терроризма спровоцировали негативную реакцию, и из-за этого континент находится в состоянии напряжения.
ЕС также стал свидетелем того, что граждане недавно принятых в его состав государств испытывают разочарование, поскольку те ожидания, которые они связывали со вступлением в ЕС, не оправдались. Многие люди, жившие в бывших коммунистических государствах, стремились оказаться в открытом и процветающем обществе, а вместо этого попали в сложную ситуацию и столкнулись с откровенной коррупцией. Это порождает разочарование и гнев, особенно в сочетании с несправедливостью и безнаказанностью. И Россия играет на их чувствах.
Соединенные Штаты склонны пренебрегать Восточной Европой — особенно Балканами. Отчасти это было следствием политического решения администрации Буша дистанцироваться от военной интервенции президента Клинтона в этом регионе. Политика США также отражала почтительное отношение Вашингтона к Европе. Как только бывшие страны блока были приняты в НАТО, решение вопроса об их дальнейшем политическом и экономическом развитии было предоставлено Евросоюзу, а внимание США было приковано к тому, что происходило в других странах — терактам 11 сентября, военной кампании в Афганистане, вторжению в Ирак, политическим потрясениям, последовавшим за «арабской весной».
Еще до вступления в должность президента Трамп, восхищаясь Путиным, подвергая сомнению роль НАТО и публично задаваясь вопросом о том, будут ли Соединенные Штаты предпринимать ответные действия в случае нападения на другого члена альянса, вызвал в рядах союзников Америки чувство неопределенности и обеспокоенности. И что новая администрация будет делать в отношении России, пока не ясно. Очевидно, что существуют расхождения во мнениях между новым президентом и его однопартийцами в конгрессе, и есть признаки дальнейших разногласий между Трампом и некоторыми из его назначенцев в кабинете.
Развертывание дополнительных сил США и других подразделений НАТО в Польше, Норвегии, странах Балтии и других государствах, обеспокоенных намерениями России, символически усиливает приверженность Запада альянсу. Но чтобы противостоять влиянию России, которое она оказывает посредством экономического принуждения, коррупции и захвата государств, потребуется нечто большее, чем просто переброска батальонов НАТО. Для этого потребуется кардинально пересмотреть политическую стратегию США и ЕС.
Если заглянуть в будущее, то представляются возможными несколько сценариев. Европа, сбитая с толку по причине экономических трудностей, иммиграционных проблем и популистских протестов (и не имеющая единого мнения по вопросу о том, как поступить с Россией), может оказаться в тяжелом положении, принимая во внимание, что США отворачиваются от нее, чтобы заняться собственными проблемами. В этом случае Россия получила бы свободу действий в усилении своего влияния, и такое развитие событий могло бы воодушевить ее, подтолкнув к еще более агрессивным действиям.
Согласно более оптимистичному сценарию, Европа и США проявят волю и будут принимать меры для противодействия (или хотя бы сдерживания) реваншистских авантюр России. Этот сценарий не предполагает действий, направленных на то, чтобы загнать Россию в угол, провести красную черту или возобновить холодную войну. Это означает необходимость укрепления арсенала для решения более сложных задач.
Как бизнесмен Трамп, похоже, уверен, что сможет заключить с Путиным сделку. И, видимо, сможет. Европейцы опасаются, что любая такая сделка могла бы дать России свободу действий на тех территориях, которые, как она утверждает, находятся в пределах ее сферы влияния. Недостаток подхода к дипломатии с позиций бизнесмена заключается в том, что он носит транзакционный характер, ориентирован на заключение сделок, в то время как альянсы представляют собой отношения, которые требуют постоянного внимания и подкрепления. Соглашения с правительствами иностранных государств — это не сделки с оплатой наличными. Они требуют постоянной бдительности, механизмов обеспечения соблюдения условий и наказания за их невыполнение, а это, в свою очередь, требует сил и решимости.
Тем не менее, можно предположить, что западные союзники и Россия могли бы путем диалога и договоренностей достичь более конструктивных отношений, в результате чего Россия станет менее подозрительной и менее агрессивной державой, которая уважает суверенитет и независимость соседей на постсоветском пространстве. Как представляется, шансы на такое сближение весьма невелики, и такое возобновление отношений еще менее вероятно, если Европа и США будут и дальше казаться неорганизованными и уязвимыми.
Брайан Майкл Дженкинс (Brian Michael Jenkins)The National Interest, США
09.02.2017

Оригинал публикации: Dealing With a Revanchist Russia Опубликовано 08/02/2017 12:02
Tags: аналитика, мнение
Subscribe
promo grzegorz january 1, 2016 21:38 2
Buy for 50 tokens
место для пиара и все такое :)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments