Grzegorz (grzegorz) wrote,
Grzegorz
grzegorz

Categories:

Сталин приказал убить соломона михоэлса «под видом несчастного случая»

Политбюро ЦК КПСС еще задолго до суда над членами Еврейского антифашистского комитета, возглавляемого великим актером, утвердило расстрельный приговор

Все основные архивы центральных партийных и советских государственных органов до самого последнего времени оставались для исследователей за семью печатями. Документы о репрессивной политике советского государства широкой публике практически были неизвестны. Публиковавшиеся в 30-х годах материалы политических процессов времен сталинизма были беспардонно фальсифицированы властями. Поэтому появление подлинных, неискаженных стенограмм судебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета (ЕАК) стало настоящим прорывом в изучении темы. Впервые исследователи да и широкий круг читателей получили возможность изучить во всех деталях не только механизм репрессивного сталинского судопроизводства, но и стать свидетелями борьбы фактически обреченных обвиняемых с неправедным сталинским судом. Кстати, даже реабилитация членов ЕАК в ноябре 1955 года по решению тогдашних властей тщательно скрывалась от общественности. Во всеуслышание об этом заявили только в 1988 году.


Еврейский антифашистский комитет, пока он был нужен Сталину, работал под присмотром НКВД

Еврейский антифашистский комитет возник в СССР осенью 1941 года как пропагандистская организация Совинформбюро. Пока шла война и в первые годы после ее окончания ЕАК был нужен властям -- с его помощью руководство страны получало значительные средства от зарубежных еврейских организаций и вело в западных странах большую пропагандистскую работу, поэтому Сталин и мирился с существованием ЕАК. Но как только международная обстановка изменилась, отпала и необходимость в комитете. Судьба его тотчас же была решена. Тем более что в стране началась неизбежная для тоталитарного государства политика антисемитизма, которую Сталин проводил специфически советскими методами бесчеловечного террора. Расправа с ЕАК органически «вписалась» в его сценарий.

«Фактически разгром ЕАК начался с проведенного по прямому приказу Сталина убийства в январе 1948 года председателя ЕАК, выдающегося советского актера и режиссера, руководителя Еврейского театра в Москве Соломона Михоэлса», -- утверждает исследователь Виктор Балан.

События, предшествующие преступлению, сложно скрыть. Они раскручивались на советском политическом Олимпе. Жизнь человеческая для Сталина ничего не стоила. Посланные им убийцы настигали своих жертв по всему свету. Оружием были и пуля, и яд, и автомобиль, и ледоруб. Никого не убивали просто так, на все была причина, дьявольский резон. За что же был убит Михоэлс?

Отношение Сталина к евреям было не многим хуже его отношения к дальневосточным корейцам, прибалтийским народам, Польше, любой религии и политическому течению. Сталин был враг всем и всему, что ему не подчинялось. Но когда требовали интересы момента, он обращался и к священнослужителям, и к национальным чувствам, и к «ненавистным империалистам». Исключением не были и евреи.

Как только началась война, и Сталин начал искать поддержку, советские послы в США, Великобритании и Турции (!) приняли представители еврейских движений. Прекратилась всякая критика сионизма, срочно была напечатана брошюра академика В. В. Струве «Фашистский антисемитизм -- разновидность современного каннибализма», вновь вышли на экраны фильмы «Профессор Мамлок» и «Семья Оппенгейм». И, наконец, в декабре 1941 года был создан Еврейский антифашистский комитет. Председателем ЕАК стал Михоэлс.

В этом так называемом проекте Сталин преследовал по меньшей мере две цели. Первая по времени -- создание нового лица режима как защитника евреев и союзника свободолюбивых народов. Вторая -- расчеты на кредиты у еврейского капитала на послевоенное восстановление страны. Для их реализации и использовалась деятельность ЕАК. Работа ЕАК проходила под контролем НКВД. В организации комитета принимал самое активное участие лично Берия. Не исключено, что сама идея создания ЕАК принадлежит ему. Прямым агентом органов был член ЕАК поэт Фефер. И не он один. Тогда это считалось патриотическим долгом. Газета «Эйникайт», выпускаемая ЕАК, широко распространялась за границей, комитет посещали иностранные корреспонденты. Основными темами газеты были подвиги воинов-евреев, труд в тылу, зверства фашистов, дружба народов. Продолжением этой деятельности стала многомесячная поездка Михоэлса и Фефера по США, Мексике и Канаде.

Деятельность ЕАК привлекала симпатии иностранцев к Советскому Союзу

Сейчас невозможно представить, насколько важной, ответственной, трудноосуществимой была эта поездка, насколько большим доверием должны были пользоваться ее участники. Перед отъездом их принял и инструктировал Берия.

Обычно пишут, что целью поездки был сбор средств для Красной Армии, но, скорее всего, она была исключительно пропагандистской. Встречи с учеными, артистами, посещения университетов, достопримечательных мест (в том числе могилы Шолом-Алейхема) действительно привлекли симпатии многих американцев к советской стране. Специально для этой поездки была напечатана книга писателя Бориса Ямпольского о жизни евреев в СССР, которую Михоэлс всюду показывал и которую на родине никто не видел. Эту часть программы посланцы советского еврейства выполнили очень успешно. Вели они переговоры и с деловыми людьми-евреями, в неопределенных выражениях говорили им о намечаемых переменах в положении евреев, о развитии Еврейского автономного округа на Дальнем Востоке, планах создания еврейской республики в Крыму (он еще не был освобожден от немцев) и даже о мифической административной единице в Белоруссии с центром в Гомеле.

1943-46 годы -- пик активности Еврейского антифашистского комитета и его председателя. Комитет был открыт для иностранных гостей, поощрялись зарубежные контакты. В 1946 году за спектакль «Фрейлехс» Михоэлсу была присуждена Сталинская премия. Это были годы заигрывания с мировым еврейством и годы относительно нормального отношения к «своим». На радио и в концертах хоть не часто, но исполнялись еврейские песни, в киосках продавались открытки с портретами еврейских писателей, тема Холокоста не замалчивалась.

После окончания войны работа ЕАК стала сокращаться. Главную задачу -- пропагандистскую: создание видимости еврейской общественной организации, он выполнил. К новым делам комитет не был подготовлен и вообще не годился. Некоторая работа проводилась по проблеме еврейской республики в Крыму (переписка, командировки членов комитета). Через 3 года это для них станет источником больших неприятностей. Советские евреи продолжали видеть в ЕАК своего представителя и писали в комитет, точнее в газету «Эйникайт», о своих проблемах, фактах антисемитизма, просили о помощи. Реального влияния у комитета не было, но иногда его руководители обращались в инстанции. То, что они хлопотали исключительно за евреев, вызывало неудовольствие в верхах, мол, у нас все равны перед законом. Но после войны железный занавес вновь опустился, контакты с заграницей прекратились полностью. Берия, негласный покровитель комитета, был отстранен от «приказа тайных дел». Курировал работу ЕАК теперь человек не менее зловещий, чем Берия, -- Суслов. Члены комитета ставили вопрос о самороспуске, но им и этого не разрешили. ЕАК держали для каких-то особых целей.

Еврейская политика Кремля была двойственной. В дипломатическом и нелегальном планах контакты с сионистами продолжались, но советским гражданам об этом знать было нельзя. Например, довольно эмоциональное выступление Громыко в поддержку Израиля вообще в СССР не было напечатано. Тем, кому положено, знали, конечно, о большом интересе и сочувствии большинства советских евреев к Израилю, но властям это не нравилось.

Созданный в годы борьбы с фашизмом образ СССР как поборника свободы с началом «холодной войны» начал быстро тускнеть. Диктат над странами Восточной Европы и возобновление репрессий отвернули от советской страны многих ее друзей. Сталин, со своей стороны, увидел, что народ может перенести послевоенную разруху и никакая помощь, особенно со стороны еврейского капитала, ему не нужна.

По приказу вождя в 1948 году были закрыты все еврейские театры, газеты, школы

В этих условиях Михоэлс совершил грубую ошибку. Выступая в конце ноября 1947 года в Политехническом музее Москвы, он рассказал о речи Громыко в ООН (Андрей Андреевич приветствовал создание государства Израиль). Присутствующие, в основном евреи, встретили эту новость с ликованием, долго аплодировали. По сути, они восприняли это как призыв к эмиграции. Последствия же не заставили себя ждать -- 13 января 1948 года Михоэлс был убит.

Арестованный через несколько лет после убийства министр госбезопасности Абакумов сообщил в своих показаниях, что в начале 1948 года он получил срочное задание от Сталина «быстро организовать ликвидацию Михоэлса». А когда Сталину доложили о предстоящей командировке артиста в Минск, он сразу же дал указание провести это именно в Минске, «под видом несчастного случая, т. е. чтобы Михоэлс и его спутник погибли, попав под машину».

Об этом пишет и дочь Сталина Светлана Аллилуева в своих воспоминаниях «Только один год». Она отмечает также обострившуюся к этому времени паранойю отца и его антисемитизм.

В ночь на 13 января 1948 года в Минске Михоэлс был насмерть сбит «Студебеккером», въехавшим на тротуар, по которому шел артист.

Гроб с телом великого артиста привезли в Москву, где были организованы торжественные похороны. Государственному еврейскому театру присвоили имя Михоэлса.

Возможно, Сталин хотел сохранить создавшуюся ситуацию на долгие годы, как это было, например, с Фрунзе, Кировым или Горьким. Иначе зачем было устраивать торжественные похороны и увековечивать память убитого им артиста?

Но события развивались совсем по-иному.

Через четыре месяца после гибели Михоэлса, 14 мая 1948 года, было провозглашено Государство Израиль, а через несколько дней Советский Союз стал первой великой державой, официально признавшей его. В сентябре в Москву в качестве чрезвычайного посланника нового государства прибыла Голда Меир. Позже в своей автобиографии она напишет о той гордости, которую испытала, познакомившись с московскими евреями и убедившись, что «они остались евреями».

А вот реакция Сталина на встречу Голды Меир с москвичами была совсем иной. О ней в книге «Кремлевский волк» рассказывает со слов Л. Кагановича его племянник американский журналист С. Каган, посетивший своего дядю в Москве, когда тот уже был снят со всех постов и отправлен на пенсию.

«По прибытии Г. Меир в советскую столицу ей был оказан такой прием, которого никто не ожидал. Евреи заполнили улицы Москвы, они окружали гостиницу, в которой она остановилась Уже одно ее появление вызывало восторженные крики. Сталин был потрясен. Это был самый радушный прием, оказанный когда-либо представителю иностранного государства, и особенно одним из национальных меньшинств…

Сталин созвал срочное заседание Политбюро. Он не мог сдержать себя. Лицо его приобрело пунцовую окраску вместо обычной бледности.

-- Вот как нас благодарят! Евреи? Евреи так и не сумели приспособиться или акклиматизироваться, как другие меньшинства.

-- Они представляют собой постоянную опасность. Даже московские евреи имеют связи с заграницей. Нам угрожает опасность сионизма!»

И началось погромное уничтожение лучших представителей еврейской культуры. По приказу Сталина были закрыты еврейские театры (в первую очередь ГОСЕТ), упразднена вся советская еврейская литература, включая газеты, начались массовые аресты, все активные члены ЕАК оказались на Лубянке: старый революционер, член ЦК ВКП(б), первый замминистра иностранных дел С. А. Лозовский, известные еврейские литераторы, писавшие главным образом на идиш, П. Д. Маркиш, Л. М. Квитко, Д. Н. Гофштейн, И. С. Фефер, Д. Р. Бергельсон, художественный руководитель Еврейского театра (после гибели Михоэлса) лауреат Сталинской премии В. Л. Зускин, ученый с мировым именем академик Л. С. Штерн, главный врач лучшей тогда в Москве Боткинской больницы Б. А. Шимелиович и др.

Избиение и пытки членов ЕАК начинались еще в приемной министра госбезопасности

Следствие продолжалось более трех лет. Публикуемые стенограммы процесса рисуют страшную картину пыток, которым подверглись заключенные. Избиения начинались буквально с самого момента ареста еще в приемной министра госбезопасности и заканчивались в жутких казематах Лубянки и Лефортовской тюрьмы. «Я получал в течение месяца (январь-февраль 1949 года) примерно, с некоторыми колебаниями в ту или другую сторону, в сутки 80--100 ударов, а всего, по-моему, я получил около 2 тыс. ударов», -- показывал на процессе Шимелиович. А Зускин вообще был арестован в больнице во время лечебного сна. Уснув на больничной койке, он проснулся уже в камере на Лубянке. Пытки следователи подкрепляли клеветническими «показаниями» стукачей и доносчиков, которыми, к сожалению, оказались и некоторые члены ЕАК. Вытерпеть такое физическое и моральное насилие было выше человеческих сил, и в результате почти все обвиняемые подписали признательные показания, заранее составленные следователями. «У меня не было никакой другой возможности, как подписать эти показания», -- заявил на суде, например, Лозовский. Подписывая эти «протоколы», подследственные надеялись на суд, они рассчитывали на нем доказать свою невиновность. Ведь все они искренне считали себя советскими патриотами и знали, что никакой вины у них перед советской властью нет.

Дело ЕАК слушалось на закрытом судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР с 8 мая по 18 июля 1952 года. Суд проходил с нарушением всех процессуальных норм: на процессе не было не только адвокатов, но даже и прокурора. Фактически не вызывали и свидетелей. Всем членам ЕАК было предъявлено обвинение в шпионаже в пользу иностранных государств, главным образом США, в антисоветской деятельности, в буржуазном еврейском национализме. Но как только начался процесс, все подсудимые отказались от своих признательных показаний, подчеркивая, что эти показания были даны ими под моральным и физическом нажимом. Видимо, подсудимые учли опыт процессов 30-х годов, когда обвиняемые не только на следствии, но и на суде признавали себя виновными. Как известно, дело тогда закончилось расстрельными приговорами. Теперь же подсудимые попытались на процессе дать бой тоталитарной судебной машине. Особая роль в этом принадлежала Лозовскому, имевшему незаурядный политической опыт. Впрочем, такие люди, как Лозовский, хорошо знали цену сталинскому режиму и понимали свою обреченность. Недаром в последнем слове он заявил: «Я сказал все и не прошу никаких скидок. Мне нужна полная реабилитация или смерть… » И, видимо, не надеясь на оправдательный приговор, добавил: «Но если когда-нибудь выяснится, что я был невиновен, то прошу посмертно восстановить меня в рядах партии и опубликовать в газетах сообщение о моей реабилитации».

Отказавшись от своих признательных показаний, подсудимые на суде шаг за шагом разбили по всем пунктам предъявленное им обвинительное заключение. Но их старания были напрасны. Судьба обвиняемых была решена задолго до окончания процесса. Политбюро ЦК КПСС еще в апреле 1952 года утвердило им расстрельный приговор, поправ все элементарные принципы даже советского судопроизводства. И как будто не было двух месяцев процесса, как будто суд не слышал страстных, искренних и доказательных показаний подсудимых. Судьи игнорировали все это, они просто переписали в приговор отдельные положения обвинительного заключения и тем самым выполнили волю не только МГБ, но, прежде всего, стоящего над ними диктатора. Все обвиняемые, за исключением академика Лины Соломоновны Штерн, были приговорены к расстрелу.

Дело ЕАК породило подобные дела. Аресты грозили И. Эренбургу, В. Гроссману, С. Маршаку, М. Блантеру, Б. Слуцкому, многим другим.

Были начаты борьба с космополитами, известное дело врачей, где главным обвиняемым был Главный терапевт Красной Армии М. Вовси, двоюродный брат Михоэлса; дело врачей предполагалось связать с делом ЕАК, намечались и другие дела.

Смерть Сталина в марте 1953 года положила конец этим проектам. Реабилитация Михоэлса и всех проходивших по делу ЕАК была подготовлена еще весной 1953 года, но летом того же года арестовали Берию, в декабре его расстреляли, и реабилитация оказалась отложенной «на потом». Она состоялась лишь в конце 1955 года. Но и после реабилитации решение об этом оставалось секретным, и о нем открыто стали появляться публикации лишь спустя еще почти четыре десятилетия!

http://fakty.ua/116529-stalin-prikazal-ubit-solomona-mihoelsa-quot-pod-vidom-neschastnogo-sluchaya-quot

Tags: #1948, #еврейский_вопрос, преступления ру☭卐ни, совеццкий значит нацистский, совок
Subscribe
promo grzegorz январь 1, 2016 21:38 2
Buy for 50 tokens
место для пиара и все такое :)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments