Grzegorz (grzegorz) wrote,
Grzegorz
grzegorz

Categories:

Россия неслучайно захватывает людей - она потом ими тогругет. Как и ГДР ранее

Как ГДР зарабатывала на продаже немцев в ФРГ

Граждане ГДР, пытавшиеся бежать на Запад, часто погибали или попадали в тюрьму. Но власти восточной Германии испытывали столь острую нужду в валюте, что таких беглецов иногда тайно продавали ФРГ.


Даниэлла Вальтер вспоминает ночь, когда она была задержана вместе с родителями при попытке бежать из восточной части Берлина. Это было 13 августа 1961 года. Ей было тогда всего пять лет.

За два дня до этого ее отец Карл-Хайнц Притц, работавший журналистом в редакции педагогического журнала, пришел домой с известием о том, что власти ГДР собираются возвести стену в Берлине, которая разделит восточную и западную части города.

Отец Даниэллы знал, что после этого побег, который он замышлял давно, станет невозможным. Он убеждал жену последовать за ним.

"Она не хотела отказываться от своей работы учительницы, в котором видела весь смысл жизни, но в конце концов согласилась", - рассказывает Даниэлла.

"Отец рассказал нам, что делать и куда идти, и мы укрылись на городском огороде в чьем-то сарайчике. Это было 11 августа, и я помню, как мама велела мне молчать, и как я боялась, что нас найдут".

Побег



строительство стеныImage copyrightGETTY
Image captionПервоначально стена была из колючей проволоки, но постепенно ее заменили бетоном

На следующую ночь отец появился и пошел к участку границы, который, как он думал, еще не перекрыт стеной. Но оказалось, что там полно пограничников.

"Он звал за собой маму, но она замерла на месте, у нее не хватало смелости последовать за ним. Помню, как я стояла рядом с ней и слышала голос отца".

И тут появились пограничники. "Они возникли из тьмы и схватили отца. Его увели, и я не видела его восемь лет", - говорит Даниэлла.

Ее и мать тоже арестовали и доставили в полицейский участок. Мать приговорили к 9 месяцам тюрьмы за соучастие в попытке бегства, а Даниэллу отправили жить к бабушке и дедушке в деревне Штокхаузен.

"Быть дочерью человека, который пытался бежать за границу, считалось позором, хуже, чем быть дочерью убийцы".

Мои дедушка и бабушка говорили мне: "Если кто-нибудь будет спрашивать, говори, что ты дочь Лило, моей тетки, которая жила в западной Германии".

Новая жизнь



Жизнь в деревне
Image captionДаниэлле нравилась жизнь в деревне

Даниэлла быстро привыкла к новой жизни. "Я была по-настоящему счастлива. У нас дома было много животных, включая собаку, и из-за коллективизации все было открыто для всех, никаких заборов или частных владельцев, и я могла гулять, где хотелось".

Когда ее мать освободили из тюрьмы, они переехали в Потсдам, где жить было труднее. Отношения между матерью и дочерью испортились.

"Мать стала довольно нервной, - вспоминает Даниэлла. - Она стала заниматься конной акробатикой и вступила в армейскую команду, выступая во время перерывов на всяких гонках и показах".

Тем временем ситуации в экономике ГДР становилась все хуже. Многие квалифицированные специалисты уезжали на Запад, а Советский Союз выкачивал из страны все, что мог.

К 1964 году финансовое положение страны ухудшилось настолько, что власти тайно ввели торговлю людьми, которую называли haeftlingsfreikauf - (что можно перевести как "торговля освобождаемыми заключенными").

Бартерный обмен

"Между 1964 и 1989 годами ГДР продала ФРГ 33 775 политических заключенных и 250 тысяч родственников, заработав на этом 3,5 млрд марок", - рассказывает историк и писатель Андреас Апельт.

"Обе стороны были заинтересованы в таком обмене - ГДР нуждалась в валюте, а ФРГ хотела спасти людей от содержания в бесчеловечных условиях заключения на востоке", - говорит историк.



Даниэлла рассматривает альбом
Image captionДаниэлла до сих пор считает, что люди в ГДР жили не так уж плохо

Часто заключенных освобождали не за валюту, а за бартерные поставки кофе, меди и нефти.

Однако такие сделки держались в глубоком секрете. Власти ГДР не хотели признавать слабость своей экономики, а ФРГ не хотела, чтобы ее обвиняли в поддержке коммунистического режима.

Людей обменивали в темных закоулках берлинского метро или же посылали через границу на автобусах, у которых регистрационные номера переставлялись нажатием кнопки при пересечении границы.

Освобождение

В 1968 году власти дали согласие на освобождение Карла-Хайнца Притца. "Он провел в тюрьме восемь лет. Его пытали - он не рассказывал, как именно, но здоровья он лишился. Думаю, что он много дней не видел дневного света", - рассказывает его дочь.

После освобождения Притц поселился в Западном Берлине. Вскоре он договорился о том, что его жена и дочь присоединятся к нему.

"Мне не хотелось уезжать, я хотела остаться на востоке с дедушкой и бабушкой, но в приглашении упоминались только жена и дочь. Я думаю, что за нас заплатили 100 тысяч марок".

Их выпустили из страны на вокзале берлинской городской железной дороги на Фридрихштрассе, которая располагалась на границе между восточным и западным Берлином. Это было в 1969 году, когда Даниэлле было 13 лет.



Гудрун, подруга Даниэллы накануне отъезда
Image captionУ Даниэллы сохранилась фотография ее подруги Гудрун

"Меня пришла провожать подруга Гудрун. Мне было очень грустно с ней расставаться. Она сказала, что приедет ко мне повидаться, когда ей будет 60 лет, потому что после 60 лет пенсионерам разрешался выезд из ГДР".

Перейдя границу, Даниэлла и ее мать подверглись допросу разведывательных служб Британии, Франции и США, которые официально управляли западным Берлином.

"Нам задавали все эти вопросы, и мне было неловко, что наша жизнь такая скучная", - вспоминает она.

"Отец ждал нас на той стороне. Я его не узнала, что его очень огорчило. Он плакал". Даниэлла говорит, что ее больше печалило тогда расставание с подругой, а отца она почти не помнила.

Западный Берлин

Жизнь в западном Берлине оказалась для вновь объединившейся семьи трудной. Родители Даниэллы расстались, а сама она с большим трудом привыкала к местной школе.

"В детстве школа является главным в жизни, а мне там очень не нравилось, - рассказывает она. - В ГДР я была отличницей, а тут стала учиться хуже всех. Учительница английского сказала мне, что я никогда не овладею языком".

Даниэлла решила доказать, что учитель ошибается. Она убедила отца заплатить за обучение в языковой школе в Британии.

"Я была для него всем на этом свете, он был готов все для меня сделать", - говорит она.

Лондон

В 1972 году Даниэлла прибыла в Лондон и вскоре начала курс в колледже Голдсмит. На втором курсе она познакомилась с Биллом, вышла за него замуж и у них родилось двое детей. Она живет на юге Лондона в собственном доме.



Семья Притцев в 1969 году
Image captionСемья Притцев в 1969 году, сразу после приезда в западный Берлин

Сейчас Даниэлле Вальтер уже 59 лет и она работает, как и ее мать, учительницей. Она рада, что смогла уехать из восточной Германии.

"Если бы не мой отец, я бы никогда не приехала в Британию, не встретилась бы с Биллом и не поселилась бы в Лондоне. Но если бы я тогда осталась, уверена, что моя жизнь там была бы счастливой. Государство заботилось о своих гражданах, и я не была противником системы, я до сих пор верю в социализм, мне просто не нравились все эти репрессии и шпионаж".

Хотя она осуждает продажу заключенных, она понимает, почему это происходило. "Конечно, это было довольно позорным делом, но русские выкачивали из ГДР все, что могли, а для ФРГ это была гуманитарная помощь".

Отец Даниэллы скончался в 1996 году, а в 2010 году умерла ее мать. После той ночи на границе в 1961 году их отношения так и не восстановились.

"Она так и не смогла решить, что лучше для нее, - говорит Даниэлла. - И это погубило их обоих".


http://www.bbc.com/russian/international/2014/11/141106_germany_prisoners_trade



Tags: #гдр, преступления ру☭卐ни
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo grzegorz january 1, 2016 21:38 2
Buy for 50 tokens
место для пиара и все такое :)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments